Владыка Анфим (anfim_mon) wrote,
Владыка Анфим
anfim_mon

Митрополит Агафангел: Архиепископ Лука (Войно-Ясенецкий) – две жизни в одной биографии Корреспондент


Митрополит Агафангел: Архиепископ Лука (Войно-Ясенецкий) – две жизни в одной биографии

Корреспондент: Митрополит Агафангел вкл.



. Опубликовано в Авторская колонка (Просмотров: 33)

Митрополит Агафангел: О событиях в Церкви Чешских земель и Словакии

"Христову правду попирает тот, кто, прислушиваясь к Советской власти, авторитетом церкви Христовой освящает и покрывает все её деяния".

(Из протокола допроса епископа Луки, 1923 год)

Мне часто попадаются отрывочные сведения об этом очень противоречивом церковном деятеле. В Московской Патриархии, мы знаем, он канонизирован и пользуется среди церковного и около-церковного народа большой популярностью. Многие обращаются к нему, бывшему при жизни выдающимся хирургом, с просьбой об исцелении болезней, и многие такое исцеление получают.

Но, тем не менее, ради правды церковной, следует сказать, хоть немного, и о другой стороне жизни этого человека.

Мне передали книгу, изданную в Симферополе в 2007 году. Называется она: "«Секретно»: Архиепископ Крымский Лука (Войно-Ясенецкий) под надзором партийно-советских органов", напечатана она "По благословению Высокопреосвященнейшего Лазаря, митрополита Симферопольского и Крымского". Это сборник из недавно рассекреченных документов, выявленных в Гос. архиве АР Крым. Я решил попробовать дополнить некоторыми выдержками из этого сборника сведения из официальной биографии архиепископа Луки, опубликованной в Википедии [1].

Жизнь этого иерарха можно, условно, разделить на два этапа: первый, когда он был противником советской власти, и второй – когда он стал безоговорочным ее апологетом.

В дьяконский и иерейский сан Валентин Феликсович Войно-Ясенецкий (будущий архиепископ Лука) был рукоположен в 1921 году епископом Туркестанским и Ташкентским Иннокентием (Пустынским). [2] В монашество с именем Лука пострижен (тайно, в собственной спальне) в мае 1923 года епископом Уфимским Андреем (Ухтомским) в Ташкенте. После чего, по согласованию с еп. Андреем (Ухтомским) в городе Пенджикент, недалеко от Самарканда, два ссыльных архиерея – епископ Волховский Даниил (Троицкий) и епископ Суздальский Василий (Зуммер) 31 мая 1923 года тайно хиротонисали его во епископа Барнаульского, викария Томской епархии (позднее Патриарх Тихон утвердил эту хиротонию).

Об этом в докладе уполномоченного по делам религий за 2-й квартал 1948 года сказано следующее:

[Епископ Лука] рассказал, что его хиротония во епископа совершалась тайно, в одном небольшом городе Средней Азии, в 80 км от Самарканда, в маленькой церкви двумя епископами при закрытых дверях, что при хиротонии, кроме епископов, присутствовали два священника, дьякон и его старший сын, больше никого" [3].

Ввиду невозможности отъезда в Барнаул, епископ Лука возглавил Туркестанскую епархию. 10 июня 1923 года епископы Андрей и Лука, и протоиерей Михаил Андреев были арестованы. Им были предъявлены обвинения по статьям 63, 70, 73, 83, 123 Уголовного Кодекса. 16 июня 1923 года Лука написал завещание, в котором призывал мирян оставаться верными Патриарху Тихону, противостоять церковным движениям, выступающим за сотрудничество с большевиками:

"… Завещаю вам: непоколебимо стоять на том пути, на который я наставил вас. …Идти в храмы, где служат достойные иереи, вепрю не подчинившиеся. Если и всеми храмами завладеет вепрь, считать себя отлучённым Богом от храмов и ввергнутым в голод слышания слова Божьего".

Даже на допросах епископ Лука высказывался достаточно решительно: "… Я был бы подлым лжецом перед правдой Христовой, если бы своим епископским авторитетом одобрил бы не только цели революции, но и революционный метод. Мой священный долг учить людей тому, что свобода, равенство и братство священны, но достигнуть их человечество может только по пути Христову – пути любви, кротости, отвержения от себялюбия и нравственного совершенствования. Учение Иисуса Христа и учение Карла Маркса – это два полюса, они совершенно несовместимы и потому Христову правду попирает тот, кто, прислушиваясь к Советской власти, авторитетом церкви Христовой освящает и покрывает все её деяния".

Следствием епископам Андрею, Луке и протоиерею Михаилу приписывались, в частности, обвинения в невыполнении распоряжений власти, агитации в помощи международной буржуазии, дискредитации советской власти, возбуждении масс к сопротивлению постановлениям советской власти.

В конце 1923 года сослан в Нарымский край. По возвращении в 1926 году в Ташкент имел разногласия с митрополитом Сергием (Страгородским), который пытался перевести епископа Луку то в Рыльск, то в Елец, то в Ижевск. В результате подал прошение об увольнении на покой, которое было удовлетворено.

Арестован в 1930 году по сфабрикованному уголовному делу. После освобождения в 1933 ездил в Москву, где встречался с митрополитом Сергием, но отказался от возможности занять какую-либо архиерейскую кафедру.

24 июля 1937 года арестован в третий раз. В вину епископу Луке вменялось создание "контрреволюционной церковно-монашеской организации", проповедовавшей следующие идеи: недовольство советской властью и проводимой политикой, контрреволюционные взгляды о внутреннем и внешнем положении СССР, клеветнические взгляды о компартии и вожде народов, пораженческие взгляды в отношении СССР в предстоящей войне с Германией, указывание на скорое падение СССР, то есть преступления, предусмотренные ст. 66 ч. 1, ст. 64 и 60 УК УзССР. Следствие получило признания в контрреволюционной деятельности проходивших по тому же делу епископов Евгения (Кобранова), Бориса (Шипулина), Валентина (Ляходского), иереев Михаила Андреева, Венедикта Багрянского, Ивана Середы и других о существовании контрреволюционной организации и планов по созданию сети контрреволюционных групп при церковных общинах, а также о вредительской деятельности Войно-Ясенецкого – убийствах пациентов на операционном столе, и шпионаже в пользу иностранных государств.

Епископ Лука отказывался признаваться о членстве в контрреволюционной организации и называть имена "заговорщиков". Вместо этого он объявляет голодовку, продлившуюся 18 суток. О своих политических взглядах сообщал следующее: "Что касается политической приверженности, я являюсь до сих пор сторонником партии кадетов… я был и остаюсь приверженцем буржуазной формы государственного управления, которая существует во Франции, США, в Англии… Я являюсь идейным и непримиримым врагом Советской власти. Это враждебное отношение у меня создалось после Октябрьской революции и осталось до сего времени … так как не одобрял её кровавых методов насилия над буржуазией, а позднее, в период коллективизации мне было особенно мучительно видеть раскулачивание кулаков. … Большевики – враги нашей Православной церкви, разрушающие церкви и преследующие религию, враги мои, как одного из активных деятелей церкви, епископа". В начале 1938 года так ни в чём не признавшийся епископ Лука был переведён в центральную областную тюрьму Ташкента. Уголовное дело в отношении группы священников было возвращено из Москвы на доследование, и материалы в отношении Войно-Ясенецкого были выделены в отдельное уголовное производство.

На этом оканчивается первый, исповеднический период жизни епископа Луки, и начинается второй, прямо ему противоположный.

29 марта 1939 года епископ Лука, ознакомившись со своим делом и не найдя там большинства своих показаний, написал дополнение, приложенное к делу, где о его политических взглядах сообщалось: "Я всегда был прогрессистом, очень далёким не только от черносотенства и монархизма, но и от консерватизма; к фашизму отношусь особенно отрицательно. Чистые идеи коммунизма и социализма, близкие к Евангельскому учению, мне были всегда родственными и дорогими; но методов революционного действия я, как христианин, никогда не разделял, а революция ужаснула меня жестокостью этих методов. Однако я давно примирился с нею, и мне весьма дороги её колоссальные достижения; особенно это относится к огромному подъёму науки и здравоохранения, к мирной внешней политике Советской власти и к мощи Красной Армии, охранительницы мира. Из всех систем государственного устройства Советский строй я считаю, без всякого сомнения, совершеннейшим и справедливым. Формы государственного строя США, Франции, Англии, Швейцарии я считаю наиболее удовлетворительными из буржуазных систем. Признать себя контрреволюционером я могу лишь в той мере, в какой это вытекает из факта заповеди Евангелия, активным же контрреволюционером я никогда не был…" Ввиду расстрела основных свидетелей его дело рассматривалось на Особом совещании НКВД СССР. Приговор: 5 лет ссылки в Красноярский край. 27 декабря 1942 года епископу Луке, "не отрывая его от работы в военных госпиталях", было поручено управление Красноярской епархией с титулом архиепископа Красноярского.

Думается, что ссылка на 5 лет в Красноярский край, с условием работы в военных госпиталях и управлением Красноярской епархией Московской Патриархии, более чем мягкий приговор по "контрреволюционным статьям". Тем более, в сравнении с тем, что остальные "основные свидетели" были расстреляны.

С этого времени епископ Лука становится сторонником советской власти, о чем красноречиво свидетельствуют отчеты крымского уполномоченного по делам религий. Изменилось содержание его высказываний о советской власти и вообще о положении в мире. Так, например, в одной из своих проповедей в 1956 году архиепископ Лука говорил:

"Для всех народов видна черная неправда, когда 600-миллионный китайский народ не принимается в Организацию Объединенных Наций. Разве это правда, когда исконную китайскую землю – остров Тайвань разбойники насильно отняли у Китая? А какая черная неправда происходит в наше время в Италии? Там есть много земли, которая даже не обрабатывается. Вот эту-то землю безземельные крестьяне начали распахивать, а хозяева земли – помещики пригнали солдат и стали расстреливать крестьян. Много крови было пролито за то, что безземельные голодные крестьяне хотели иметь хлеб, чтобы самим не умереть от голода и накормить своих детей, а взяли они лишь куски необрабатываемой помещиками земли – разве это правда? Разве не следует, чтобы земля принадлежала тем, кто ее обрабатывает? В Африке давно льется человеческая кровь. Крестьяне и рабочие сотнями, тысячами погибают только за то, что требуют для себя свободы. Алчным грабителям мало того, что на них работают целые народы, они хотят превратить их в бессловесных животных. Разве лучше обстоит вопрос с владельцами фабрик – заводов, с капиталистами, которые держат народ в полуголодном состоянии?" [4]

Архиепископ Лука поддерживал с этого времени всю внешнюю и внутреннюю политику СССР и руководства Московской Патриархии. Он активно сотрудничает с КГБ, например, в деле приема иностранных делегаций [5]. Так, например, в 1955 году КГБ были разработаны 4 маршрута, по которым могли провозить иностранные делегации по территории Крыма, и на всех этих маршрутах архиепископ Лука расставил священников, которые "подходили для встречи с иностранцами", сделав соответствующие перестановки в клире епархии [6].

Изменилось также отношение епископа Луки к Катакомбной Церкви, к которой он раньше принадлежал. Вот выдержки из книги "«Секретно»: Архиепископ Крымский Лука (Войно-Ясенецкий) под надзором партийно-советских органов", в которых представителей Катакомбной Церкви (или, как их еще называли: Староцерковники, Непоминающие, ИПЦ, ИПХ) как уполномоченный, так и епископ Лука именуют "сектантами".

[В 1947 году Епископ Лука] в Джанкойской церкви произнес большую проповедь о сектантах [Катакомбной Церкви], как они возникли, их вреде и т.д." [7].

Затем Лука мне заявил, что в одном из населённых пунктов Бахчисарайского района проживает иеромонах Ипполит (Верютин), бывший иосифлянин, не признающий ни его как архиепископа, ни Патриарха, который ходит по деревням и совершает различного рода требы, просил меня принять меры, запрещающие ему совершать требы [8].

На мой вопрос, как Лука смотрит на отход православных христиан от церкви в Мазанке и переход их к сектантам, Лука ответил так: "Глупых умными не сделаешь". Отход от церкви к сектантам [в Катакомбную Церковь] Лука расценивает как религиозное невежество. И дальше сообщил: "Однако я написал ряд проповедей по разоблачению сектантов, и у нас в Крымской епархии отход от церкви христиан, за исключением Мазанки, меньше, чем в других областях Украины". Лука заявил, что он в Алуште провел большую работу (он читал летом там проповеди), и в лоно Русской Православной Церкви вернулось много бывших сектантов. Лука сообщил также, что священник в Мазанке Страшкевич Леонтий – малограмотный священник, говорит скороговоркой, и я даже боюсь, заявил Лука, что он читает мои проповеди. Он живет, как выразился Лука, в XIX веке, и совершенно не понимает новой жизни. В заключение Лука заявил, что сектантское движение усилилось после отделения церкви от государства. Это отделение породило смуту, бороться с сектантством мы почти бессильны. Сектантство, как течение, носит политический характер, со всеми [вытекающими] отсюда последствиями. Ведь не случайно появились (правда, у нас как будто бы их нет) бродяги-священники, которые проводят в частных домах службы и т.п. [9].

Я обратился к Луке в порядке консультации, что представляет из себя старогреческое направление тихоновского течения (имеется в виду староцерковное направление – прим. редактора), которое за последнее время появилось у нас в Крыму? На этот вопрос Лука мне ответил так: "Мне ничего об этих господах у нас в Крыму, особенно в последнее время, не известно. Это течение особенно распространено в Ростовской епархии, но они себя там называют истинно-православными церковниками. Принципиальное расхождение у нас с ними по двум главным вопросам: 1) Они не терпят поминания предержащих властей во время литургии; 2) Не признают женатых архиереев и архиепископов женатых, или бывших когда-то женатыми, называют их безблагодатными и на основании этого не посещают церковь. На мой вторичный вопрос, а что же все-таки представляют из себя тихоновское направление, Лука на это мне ответил так: "При Тихоне не было поминовения в церквах предержащих властей, Тихон был за т.н. "чистую церковь", то есть такую церковь которая стоит в стороне от всех мирских дел и, в частности, от существующего Советского правительства. Однако, сказал Лука, если бы Тихон жил в наше время, трудно сказать, что бы он предпринял (…). Грозили  убить и меня так называемые И.П.Ц. (признающие истинно-православную церковь, или, как они сейчас себя называют, сторонники старогреческого направления тихоновского течения) только за то, что я был женат, а поэтому, по их неправильному мнению, я не могу быть архиепископом. Они невежды, заявил Лука, и не знают истории. Они бросили однажды ко мне в квартиру через окно большой камень, но в меня не попали и я остался невредим. А вот в Ростове был случай, сообщил Лука, когда сторонники И.П.Ц. под квартиру епископа подложили бомбу замедленного действия, но благодаря тому, что это было своевременно обнаружено, епископ остался жив [10].

В завершение цитирования книги приведу и такое свидетельство уполномоченного, которое составители посчитали нужным включить в сборник документов об архиепископе Луке:

Луке уже 2-3 года назад нужно было, как монаху, уйти на покой, но его жадность к деньгам довлеет над здравым смыслом, а кроме того ему этого делать, видимо, не разрешают его приближенные, которые ведут паразитический образ жизни и стремятся до конца жизни Луки пользоваться всеми благами, которые он им по мере его сил и возможности создает [11].

Не вызывает никаких сомнений, что в жизни архиепископа Луки (Войно-Ясенецкого) были два периода – когда он был с исповедниками православия и выступал против советской власти и ее попыткам поработить Православную Церковь, и второй период, когда он перешел на сторону этой власти и отверг, и даже преследовал, тех, кто этой власти противился. По словам архиепископа Лазаря (Журбенко), коим я свидетель, ему лично следователь на допросе говорил: "Мы не таких, как ты, ломали, мы Войно-Ясенецкого сломали". Если это так, то означает, что, будучи катакомбным епископом, Лука предал братьев-христиан и за это получил свободу и почетное членство в МП. Будучи поклонником Сталина и коммунистической идеологии, получил Сталинскую премию за научные открытия в области медицины.

Книга, на которую я здесь ссылаюсь, издана по благословению митрополита МП Лазаря (Швеца), который, будучи на кафедре в Одессе, имел опыт неприятностей, связанных с разглашением секретов сотрудничества Московской Патриархии с КГБ. После скандального покаяния священника Георгия Городенцева о своем сотрудничестве с "органами" с амвона храма, архиепископ Лазарь (Швец) собрал в алтаре Успенского собора священнослужителей и сказал примерно следующее: "Все мы сотрудничали, но об этом нужно молчать". Несмотря на то, что материалы, опубликованные в книге, были тщательно отобраны и, очевидно, выверены архиеп. Лазарем (Швецом), чтобы показать архиепископа Луку с хорошей стороны, даже среди этих отобранных материалов встретился донос архиеп. Луки на жившего в Крыму непоминающего священника иеромонаха Ипполита (Верютина). Причем с требованиями, чтобы советская власть приняла к нему меры.

Первый период жизни владыки Луки действительно, может быть примером для подражания каждому православному христианину. Но второй период его жизни есть период компромисса с советской властью и отречение от себя же самого, от своего исповеднического пути, который прошел до конца другой святитель, открывший ему путь архиерейского служения – новосвященномученик архиепископ Андрей (Ухтомский). Конечно, не я судья архиепископу Луке, но возникает вопрос: может ли быть святым человек, сломавшийся и доносящий на христиан богоборческой власти, и не покаявшийся в этом грехе до самого своего смертного одра?

ПРИМЕЧАНИЯ:

[1] Лука (Войно-Ясенецкий)

[2] "После рассказа епископа о его жизнедеятельности он, наклонившись ко мне, тихо сказал: "Я бы мог стать большевиком". Это его сообщение я понял как внезапно возникшее чувство сожаления о его прошлой лечебной деятельности и так же тихо сказал ему, что если бы он вместо Иннокентия встретился с большевиком, который мог бы оказать иное влияние. Он понял, что этот разговор может принять для него нежелательный оборот, и он поспешил заверить, что с детства был религиозным человеком, а религия преследовалась властью". №40. Справка уполномоченного с описанием празднования именин архиепископа Луки. 31 октября 1953 г. "«Секретно»: Архиепископ Крымский Лука (Войно-Ясенецкий) под надзором партийно-советских органов". Составители протоиерей Николай Доненко, С.Б. Филимонов. Симферополь, "Н. Орiанда", 2007. С. 143.

[3] №12. Из информационного доклада уполномоченного за 2-й квартал 1948 года. 1 июля 1948. «Секретно»: Архиепископ Крымский Лука … С. 62.

[4] №42. Из отчетно-информационного доклада уполномоченного за 1-е полугодие 1956 года. 21 июля 1956 г. «Секретно»: Архиепископ Крымский Лука ... С. 162.

[5] На мое предложение о выделении священников таких, которые были бы культурными, патриотами нашей страны, чтобы они смогли правильно ответить на вопросы иностранцев, иногда вопросы каверзные, для этого нужно выделить людей с разбором, чтобы они по своей малограмотности не наговорили таких "истин", которые со смаком могут помещать зарубежные газеты. Архиепископ пообещал мне подобрать священников, отвечающих требованиям, о которых мы договорились. 15 октября архиепископ разослал 13 священникам следующие письма по городским церквам: "Вполне возможно, что в Крым будут приезжать иностранные делегации, и некоторые из них могут изъявить желание посетить православные храмы. Для ведения переговоров с этими иностранными делегациями во всех храмах города я уполномачиваю Вас. О всех таких посещениях прошу докладывать мне особым рапортом. п/п Управляющий Крымской епархией архиепископ Лука". В сельские районы, находящиеся на автомагистралях, настоятелям церкви Лука направил следующее письмо: "Вполне возможно, что в Крым будут приезжать иностранные делегации, и некоторые из них могут изъявить желание посетить православные храмы. Я считаю необходимым предупредить Вас, что в разговоре с этими иностранными представителями надо быть очень осторожными и опасаться наговорить им того, что может послужить во вред нашей Родине и Советскому правительству. В случае посещения Вашего храма какой-либо иностранной делегацией я обязываю Вас сообщать мне особым рапортом об этом с изложением в рапорте всех разговоров, какие Вы вели с иностранными представителями. п/п Управляющий Крымской епархией архиепископ Лука". №41. Из отчетно-информационного доклада уполномоченного за 2-е полугодие 1955 года. 17 января 1956 г. "«Секретно»: Архиепископ Крымский Лука ... С. 147-148.

[6] №41. Из отчетно-информационного доклада уполномоченного за 2-е полугодие 1955 года. 17 января 1956 г.«Секретно»: Архиепископ Крымский Лука ... С. 150-151.

[7] №10. Из информационного доклада уполномоченного за 4-й квартал 1947 года. 2 января 1948 г. «Секретно»: Архиепископ Крымский Лука ... С. 52.

[8] №12. Из информационного доклада уполномоченного за 2-й квартал 1948 года. 1 июля 1948. «Секретно»: Архиепископ Крымский Лука ... С. 58.

[9] №45. Справка уполномоченного о беседе с архиепископом Лукой, направленная председателю Совета по делам Русской православной церкви при Совете  Министров СССР Г.Г. Карпову и и.о. уполномоченного Совета по делам Русской православной церкви при Совете Министров СССР по Украинской ССР Г.С. Катунину. 11 января 1958 г. «Секретно»: Архиепископ Крымский Лука ... С. 176-177.

[10] №47. Из справки уполномоченного о беседе с архиепископом Лукой, направленной секретарю Крымского обкома КП Украины В.Г. Комяхову, 20 марта 1958 г. «Секретно»: Архиепископ Крымский Лука ... С. 181-182.

[11] №48. Из докладной записки уполномоченного председателю Совете по делам Русской православной церкви при Совете Министров СССР Г.Г. Карпову. 19 сентября 1958 г. «Секретно»: Архиепископ Крымский Лука ... С. 184.

Еще на эту тему:

Исповедник большевизма «святой» Лука (Войно-Ясенецкий)

"Глубоко тронутые сочувственным отношением нашего всенародного Вождя..."

"Вождю народов СССР" от РПЦ МП.

Канонизация Московской патриархией архиепископа Луки (Войно-Ясенецкого) как знамение времени.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments